Вторник, 28 сентября, 2021
6.3 C
Москва

«Горячие точки» СВАО: Торфянка справляет 6 лет «мировой славы»

18 июня исполняется 6 лет, как началось противостояние на Торфянке — один из самых громких гражданских конфликтов в Москве. Тогда в Лосинке схлестнулись сторонники и противники строительства храма Казанской иконы Божией Матери. Скандал освещали городские и федеральные СМИ; здесь «отметились» коммунисты , «яблочники », казаки, «Левый фронт», анархисты, православные радикалы, неоязычники и даже представители ЛГБТ-сообщества.

Сегодня о тех днях напоминает лишь огороженная территория с деревянным крестом и белая «Газель», где был штаб защитников парка. В годовщину начала «крестового похода» СВАО.Today вспоминает, как это было.

Сегодня понятно, что начиналось все стандартно: так же, как и в других «горячих» точках, когда горожане протестуют против непродуманных решений чиновников. Постановление о строительстве храма в парке Торфянка подписал в 2013-м мэр Собянин, опираясь на результаты общественных обсуждений. Местные же требовали через суд их отменить, уверяя, что процедуру провели с нарушениями. Но суд поддержал решение города.

В свое время такой сценарий предвидел будущий (а теперь уже бывший) префект СВАО Валерий Виноградов. В 2010-м город искал площадки под реализацию программы «200 храмов»; Виноградов, будучи заместителем мэра по вопросам координации деятельности территориальных органов исполнительной власти и взаимодействия с органами местного самоуправления, предупреждал, что «использование земель общего пользования под размещение культовых сооружений без предварительного изучения социальных ожиданий может вызвать протесты населения и критику депутатов Московской городской думы». Но спустя несколько лет наступил на собственные грабли… 18 июня 2015 года рабочие огородили часть парка, снесли тротуар, поставили сетку, завезли бытовку и деревянный поклонный крест. С того дня парк превратился в театр военных действий. Люди разделились на два непримиримых лагеря: одни считали, что храм никому не помешает, другие настаивали, что парк предназначен для прогулок и культовым сооружениям в нем не место.

Дальше — больше. Протестанты заблокировали проезд строительной техники, разбили палаточный лагерь и бдили, чтобы стройка не началась. Противостояли им не только местные православные, но и крепкие ребята с символикой организации «Сорок сороков». Оппоненты навешивали друг на друга яркие ярлыки: богоборцы, безбожники, храмофобы, фанатики, фашисты, «правый сектор»… Священник Олег Шалимов вместе с соратниками по вере начал проводить богослужения на огороженном пятачке. Начались стычки, драки, заявления в полицию и суды, провокации с обеих сторон. Историю заметили СМИ. «Оседлать» социальный протест быстро попытались «Яблоко» и КПРФ – год спустя предстояли выборы в Госдуму. Действия политиков были те же, что и в наши дни: митинги, встречи, ворохи писем в различные инстанции с «требованием» решить проблему.

Классический конфликт на религиозной почве? Казалось бы, но нет. Многие защитники парка уверяли, что они тоже православные, и не протестуют против храма, а лишь просят подобрать для него другое место. Эхо конфликта докатилось до руководства Русской Православной Церкви. На сайте Патриарха Московского и всея Руси Кирилла появилось его обращение к участникам противостояния в Лосинке. Патриарх призвал стороны «к отказу от конфронтации и к мирному, цивилизованному урегулированию всех противоречий». Христиан же глава РПЦ попросил «не приходить на предполагаемое место строительства храма, чтобы избежать провокаций».

Тогда же префект СВАО Валерий Виноградов заявил о прекращении подготовки к строительству до решения суда. Глава округа призывал депутатов всех уровней «не использовать ситуацию в тех или иных интересах», а также обратился к иерею Олегу Шалимову с просьбой «не допускать никакого молитвенного стояния в парке».

Спустя чуть меньше полугода для храма подобрали новый участок возле станции Лосиноостровская. И уже в 2016-м построили деревянный храм-часовню Святителя Макария, митрополита Московского и всея Руси.

Сейчас рядом с ним растет кирпичный храм в честь Казанской иконы Божией Матери.

Казалось бы, о Торфянке давно можно забыть. Но волна не до конца улеглась и по сей день: участок по-прежнему в аренде у РПЦ, «закон» и крест — на месте, что беспокоит защитников парка. Периодически они призывают убрать их. Но правовых оснований для этого нет. Ни городские власти, ни церковь не расторгают договор аренды, переговоры по этому поводу пока ни к чему не привели.

Окончательно нивелировать конфликт тогдашний глава округа Виноградов попытался в 2017 году, предложив благоустроить парк: почистить пруд, посадить деревья и сделать два арт-объекта — «Поклонный крест», символизирующий прохождение через Лосинку старого паломнического маршрута в Лавру, и скульптуру лося, как символ Лосиноостровского района. Но и тут нашлось место скандалу: местные настаивали, что благоустройство должно быть «без креста», и даже обвиняли районных депутатов, что те согласовали проект хитростью — выдав крест за новогоднюю елку. Все это «наследство» досталось уже нынешнему префекту Алексею Беляеву. Он провел несколько встреч с жителями, выслушав позиции обеих сторон. В 2019-м парк облагородили, но участок РПЦ трогать не стали, зато поставили у входа ту самую скульптуру лося.

Связана с Торфянкой и поистине анекдотическая история: пару лет назад местный житель Евгений Лебедев предложил наравне с православным символом установить в парке  языческое капище. Идею всерьез рассматривал Совет депутатов — отклонена она не была, но и развития пока не получила.

Сегодня местные активисты, в основном тот же Лебедев, изредка делают «вбросы» в соцсетях: мол власти не убрали крест из парка, хотя обещали это сделать. Священнослужитель одного из храмов округа на условиях анонимности поделился со СВАО.Today, что дело не в жадности РПЦ, а в «намоленности» участка — ведь там уже шли богослужения, и если кто решит сходить тут «в кустики» — осквернит святое место! А процедуры «разосвящения» не существует ни в одной религии.

Как бы то ни было, противостояние на Торфянке вошло в историю округа как первый масштабный конфликт на тему строительства и благоустройства. И хотя события шестилетней давности многие давно забыли, политтехнологии, использованные при эскалации того конфликта, пользуются не меньшим успехом в наши дни. Самый свежий пример — конфликт в Отрадном. Сценарий тот же: на условном манеже — КПРФ, «Яблоко» и несколько одиозных личностей, которые фактически начали свою муниципальную кампанию. И, конечно, «массовка». Сочувствующие искренне верят, что их голосов не хватает для принятия правильного решения.

Кстати, участники скандала на Торфянке добились своих целей. Кто-то из них был избран в Госдуму, кто-то сделал себе имена на местном уровне и в 2017 году на «ура» прошел в совет районных депутатов, а некоторые чиновники лишились своих кресел. А СВАО.Today предлагает посмотреть, как живет Торфянка сегодня.

Последние новости